Я в зеркале и на фотографиях.

 

Начну издалека. Вечные вопросы. Как часто мы их себе задаем? Например, что определяет человека как человека? На этот вопрос есть множество взглядов, но в данном случае нам нужен такой ответ, который можно было бы пощупать, качественно и количественно определить. И такой ответ это – самосознание.

Человек способен к самосознанию. Самосознание – это некий психический феномен, когда субъект сознает самого себя, отличает от других субъектов, выделяет себя от мира в целом. Человек сознает своё взаимодействие с объективным миром. Способен сознавать собственный внутренний мир – свои потребности, мысли, чувства, мотивы, инстинкты, переживания и действия.

Один из способов определить наличие самосознания у субъекта – это разработанный психологами в 70-ых годах так называемый «зеркальный тест». Тогда мы выяснили, что самосознанием обладает не только человек, но и животные. Такие как – гоминиды (это приматы: гориллы, шимпанзе, орангутанги), дельфины, косатки, слоны, сороки.

Подобные исследования со временем привили к тому что наше отношение к животным потихонечку меняется. То там, то здесь появляются запреты на использование животных в цирке. Надеюсь и в нашей стране будут приняты подобные решения. Некоторые страны идут еще дальше. Например, правительством Индии дельфины были признаны личностями и их вовсе больше не содержат в неволе.

Однако, вернемся к человеку. Человек научается распознавать себя в зеркале в возрасте 12 – 18 месяцев. Взгляд в зеркало пробуждает в нас чувство осознания себя как личности. Узнавание же себя на фотографии является более сложным процессом и развивается у человека только к 4 годам его жизни. Оно и понятно. Ведь отражение в зеркале всегда нам говорит о том, что происходит здесь и сейчас, оно динамично. Фотография же статична и повествует нам о том, что уже завершилось. Фотографию сложнее воспринимать. И я даже склонен считать, что понимать, чувствовать фотоизображение – это отдельный навык. Умение, которое можно в себе развивать.

Иногда, чтобы лучше понять природу того или иного явления стоит изучать не то как работает это явление, а то как оно дает сбой. При поражении определенных участков головного мозга (в связи с травмой или пережитым инсультом) человек может потерять способность узнавать лица, но при это зрение у него остается в порядке. Такое отклонение называют – прозопагнозией. Зрительная система – это не только глаза, воспринимающие свет. Зрение сопряжено еще и с работой головного мозга, с высшими психическими функциями такими как память и внимание. Или другими словами даже здоровый, неповреждённый мозг способен искажать то что мы видим.

И наконец о фотографии. Многим людям не нравятся как они получаются на фото и они считают себя нефотогеничными. Однако, именно фотография показывает нас такими какие мы есть. Нас реальными. Но мы привыкли видеть себя в зеркале. Каждый день еще с детства мы смотрим на себя в зеркале, когда чистим зубы или бреемся. И сталкиваясь с фотографией привыкли сравнивать её с тем что видим в зеркале.

От части именно поэтому, когда вы делаете селфи своим телефоном – такое изображение будет зеркальным. Как в зеркале. Чтобы понравится вам больше. Также если отзеркалить свой фотопортрет, то есть вероятность, что такой портрет будет нравится вам больше. Другим же людям, которые вас знают – наоборот. Меньше. Но стоит ли так делать с фотографами? Приближать их к тому, что мы видим в зеркале? Определенно, нет. При своем поверхностном сходстве зеркало и фотография абсолютно различны и сравнивать то что мы там видим скорее дурная привычка, которая ведет за собой лишние недовольства. Любуйтесь на себя в зеркале. Смотря же на фотографию – смотрите на неё как на фотографию.

В моей фотографической практике были случаи, к которым впервые с ними столкнувшись, я не знал, как относится. А случаи такие. Обращается человек за портретной съемкой. И он восторженно пишет: «Как здорово у тебя получается! На твоих снимках есть мои друзья! И они на этих фотографиях ровно такие какими я их знаю!». А получая, после проведенной съемки, свои картинки, ровно такие же как и у его друзей, этот человек оказывается недовольным. Я начинал переживать и считать себя так себе фотографом. Спустя же время, я понял, что каким бы хорошим фотограф не был бы, такие случаи всё равно будут неизбежными. Вопрос лишь в их частоте и в том, как можно их минимизировать. И тут моё отношение к портретной съемке, к тем задачам, которые стоят передо мной, изменились.

Я понял, что портретная съемка – это не только результат. Это событие, это познавательное, запоминающиеся общение автора и модели. Что же касается самих фотографий, при всей моей любви к простоте и честности в снимках и всей моей ненависти к тотальной ретуши, считаю, что я как автор как раз должен смещать акценты с телесного-Я модели, которое человек может в любой момент увидеть в зеркале, на эмоциональную или сюжетную составляющую снимка. Моя задача визуально обогащать снимок. Наполнять его образами, чтобы этот снимок было интереснее разглядывать. Поэтому свои портретные съемки мне не интересно проводить в студиях, а локации выбираются с позиции значимости этих мест для фотографируемого. Мы выбираем пространство для съемки личное, памятное, связанное с работой или творчеством или просто комфортное для модели, но никак не нейтральное, рабочее, студийное. Именно поэтому я всегда прошу принести на портретную съемку «арт-объект» – некую вещь, которая рассказывает об образе жизни человека. Когда мы видим себя на фотографиях, на которых мы что-то ярко переживаем или находимся в сюжете – на таких фотографиях мы и нравимся себе больше.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *